?

Log in

No account? Create an account
Остерегайтесь России временной, тянитесь к России вечной!

Первый вопрос, который возникает сразу же: а почему на обложке «ЖЖ» Генерал-поручика значится эта роковая для нас дата — 1 августа 2014 года, столетний и, казалось бы, заживший уже рубец Первой мировой? Ответ, на мой взгляд, видится один: с этой войны в Российской империи всё и началось.

Художник Дмитрий БЕЛЮКИН Осколки

ЧитатьCollapse )

Tags:

И в пир, и в мир...

(Языковедческое)

СУМА — атрибут старого босяцкого быта, который в пору победившей демократии получил новую жизнь; с модным заплечным аксессуаром щеголяют теперь не только кавалеры, но и дамы, с ним можно вообще хоть куда: и в пир, и в мир, и даже в добрые люди.
(Из Словаря толкового, эпохального) ©

Вольница

(Биографическое)

Нет теперь того государства рабочих и крестьян и примкнувшей к ним интеллигенции, нет и ленинского комсомола, канула в Лету и та легендарная краевая молодёжка, в которой довелось мне служить спецкором, осталась только память о творческой вольнице — подобной больше не было ни в одном издании.

P.S.
На 101-летнего юбиляра руку поднимать не стал, хотя эти карьеристы с комсомольским задором крови мне попортили (два «строгача», один — с занесением в учётную карточку).

Мэр и миллион

(Из губернской хроники)

Когда-то в губернском городе N. мэр родил хороший слоган: «Миллионному городу — миллион деревьев!» Может быть, не вполне отвечающий нормам русского языка, но разве плохо иметь зелёный щит, который заслоняет людей в их большом муравейнике от смога и вездесущей пыли? И миллион зелёных деревьев — это, согласитесь, гораздо лучше, чем миллион других «зелёных», с которыми у нас уже принято бежать за границу, как это сделал господин Дубровский.

Нет теперь во власти того мэра, приказала долго жить и его благая вроде бы идея. А сегодня я видел на улицах водовозку, на одутловатых боках которой сибирское солнце почти вытравило ту амбициозную надпись — грандиозные планы губернского города N. и его бывшего главы.

Как беспечны мы в обращении со словом, возможно, именно поэтому оно нам мстит, и нас ожидают не столько начала, сколько концы!

Свидетеля!

(Фотографическое)

У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования, которое она испытала от созерцания древнего города.
А ведь и нам, блогерам, тоже хочется, чтобы кто-то стал свидетелем красоты, которую дарит природа-матушка.

Грета

(Не просто девочка, а целый мир)

Гениальный у сатирической «Редьки» появился автор Мортал Либералов!
За одну-единственную фразу: «Одна девочка так долго не ходила в школу, что её с родителями вызвали сразу в ООН» я уже приготовился было снять шляпу, но потом вспомнил, что не ношу оную, чтобы ни перед кем не снимать ея. (Немного подкорректировал одного заокеанского гения, обладателя Нобеля.)

Нашего гения корректировать — ну просто рука не поднимается на клаве, поскольку сказанное им в «Котловане» вечно:
— Не расти, девочка, затоскуешь!

Золото осени

(Фотографическое)

Среди легенд Гражданской войны в Сибири есть и такая: о пропаже в пещерах Маны-реки обоза с золотом Колчака.
А когда наступает «золотая осень», невольно думаешь: вот он, потаённый металл, хватит ему лежать мёртвым грузом, пора порадовать красотой отчаянных пилигримов гор, которые, не страшась всех сложностей маршрута, карабкаются по каменистым тропам Манской петли.
Вверх и вниз, вверх и вниз…

Похороны Ивана

(Из цикла «Про жизнь совсем плохую»)

Начинаю коллекционировать надписи у надгробных памятников. Вот, к примеру, что недавно увидел: «Иван Иванович ИВАНОВ». На нём, если свериться с могучей советской литературой, вся Россия держалась.
А его взяли и похоронили…

Знай меру!

(Из цикла «Про жизнь совсем плохую»)

Намедни в маршрутном автобусе похмельная личина везла аж три бутылки водки. Вдруг одну выронила из рук, и змий, который зелёный, к удивлению пассажиров, ручейком пробежал по салону, а «осколки разбитого вдребезги» остались.
Их кондуктор потом пинал на остановках...
Личина поспешно вышла, но ещё долго рефреном звучали её слова, сказанные с улыбкой на устах:
— Одна была лишней...

Один из совокупности

(Раздумья у старого друга)

Давным-давно, когда букварь начинался с буквы «А» — Ангел, детвору учили, что лес есть совокупность деревьев. Это я узнал в дневниках Дурылина: гонимый философ против этих азбучных представлений всегда возражал. Особенно с тех самых пор, как, оказавшись в сибирской ссылке, увидел настоящую тайгу, которую намного позже шлягер советских времён сравнивал с морем, поющим и зелёным.

Какая уж тут «совокупность» — набегает лес волна за волной, и самые старшие из тёмнохвойных великанов, возраст которых от трёхсот лет и выше, помнят многое, даже тех отважных первопроходцев, шагавших встречь солнцу и безмерно рисковавших собой. Человека уже нет, а дерево всё живёт, настолько крепка у него связь с землёй-матушкой. Не потому ли мстит он деревьям, нещадно вырубая их на корню, что они долгожители, а его срок не настолько велик, что они многое за свою жизнь повидали: и хорошего, и плохого, а последнего, пожалуй, и больше — вон как полыхает с наступлением тёплых дней красавица тайга…

ЧитатьCollapse )