Николай ЮРЛОВ (generalporuchik) wrote,
Николай ЮРЛОВ
generalporuchik

Categories:

Что есть нация?

Читая книгу русского философа

Говорить одно, думать другое, а делать третье… Живёт ли наше общество сейчас по такому принципу? Этого с достоверной точностью я сказать не берусь. Но ведь жили, по крайней мере вплоть до 1991 года.

А напомнила мне об этом книга «Русская идея и её творцы», которую периодически беру с полки и снова натыкаюсь на то место, где у меня закладка и автор Арсений Гулыга афористично воспроизводит атмосферу канувшей в Лету эпохи. Была у студентов философского факультета такая ироничная песенка: «Материя первична, сознание вторично, а если нам прикажут, то всё наоборот…»

Пётр Грузинский Масленица

С материалистической точки зрения, многие вещи тогда выглядели совсем иначе, чем мы представляем их ныне. К примеру, определение нации, сделанное однажды «вождём народов». Оно считалось классическим:

«Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. Только наличие всех признаков, взятых вместе, даёт нам нацию».

Собственно, Сталин перечёркивал высказывание Бердяева, который ещё задолго до «философского парохода» утверждал, что «все попытки рационального определения национальности ведут к неудачам». Русский мыслитель полагал, что «национальность таинственна, мистична, иррациональна, как и всякое индивидуальное бытие. Ни раса, ни территория, ни язык, ни являются признаками, определяющими национальность, хотя все они играют ту или иную роль в её определении».

Но бывшему семинаристу хотелось не только на практике, но и в теории разом покончить с эмиграцией. При таком его определении за бортом русской нации сразу же оказывались миллионы соотечественников, покинувших Родину как до 17-го года, так и после него. Что и требовалось доказать: на «микрокосмосе России», каким являлась многочисленная русская эмиграция, большевики ставили крест.

Книга Гулыги, вышедшая ещё в конце прошлого века, дополняет Бердяева: «Нация — это общность судьбы и надежды, если говорить метафорически». И здесь крайне важны устои, сложившаяся система ценностей, разрушение которых всегда губительно для нации:

«Национальность — вопрос не происхождения, а поведения, не «крови», а культуры, того культурного стереотипа, который стал родным».

Не правда ли, это лучше всякой научной эквилибристики со странным словечком «ментальность», что вынырнуло к нам из дебрей сомнительной табакерки?

Художник Пётр Грузинский, «Масленица», 1889 год
Tags: Дневник
Subscribe

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments