October 13th, 2014

Октябрьский взвоз

Из метафоры слова не выкинешь!

В словарях это слово есть: «взвоз», и означает оно не что иное, как «подъём», подъём трудный, не дающийся просто так. Сначала думал, что слово чисто сибирское, а взвозы есть, оказывается, и за Уралом, в европейской части России.

Прежде в Томске этот взвоз был Воскресенский — по названию крутой горы и храма, что виден на снимке. Потом стал, естественно, Октябрьским. Каким ему ещё быть? Но уже в нашем веке депутаты этого, в общем-то хорошего города-памятника решили вернуть былое имя. Взвоз наконец-то стал опять Воскресенским. К сожалению, ненадолго: левое лобби потребовало возврата, «по просьбам трудящихся», якобы.

Фото Николай Юрлов Октябрьский взвоз

Collapse )

Окаянный шанс

Они играют, как умеют…

Рассказ, а скорее новелла «Солнечный удар» — это всего лишь авторская система взглядов, которая выросла из несчастной любви Ивана Бунина. Приплетать сюда «загадочную русскую душу», как это сделал Никита Михалков, — значит, просто очень вольно интерпретировать творчество бессмертного классика.

Вряд ли сам режиссёр отчётливо представляет, что же произошло с Россией в 1917 году. Этого не мог, к сожалению, постичь и сам Иван Алексеевич в своих рассерженных «Окаянных днях».

Чтобы осмыслить историческое событие, нужно очень значительное временное пространство для целостного и непредвзятого понимания. Допустим, длиной в столетие. Философский или, если хотите, «окаянный» шанс в этом плане у Михалкова был, но что требовать от киношников? Они снимают только «по мотивам», как те пианисты, — играют, как умеют…