October 22nd, 2020

Окаянство

(На 150-летний юбилей Мастера)

Бунин был далеко не единственным писателем, кто выносил свой приговор одиозным большевикам: до него это делали многие эмигранты, но он стал первым, кто замахнулся в дневниках на целую эпоху. Его «Окаянные дни» — это личностное осуждение времени, причём в качестве усиления образа в ход пошла просторечная лексика, негативная в стилистическом значении. Какие дни начались в России-матушке? Правильно: окаянные, проклятые!
И если сегодня переиздать эти бунинские записи, а фамилию автора убрать с обложки, изобразив не ней жирную кроваво-красную кляксу, которая, как когда-то и коммунизм, расползлась по всему земному шару, книгу расхватают прямо на площадях как горячие пирожки. Нынче у нас разве не те самые дни, разве ковидная жизнь не ущемляет прав человека и не стала всем как кость в горле?
А что может быть лучшей похвалой писателю-пророку, произведение которого с честью выдержало самое главное испытание — испытание временем и стало для нас мировой классикой?
(Тогда и теперь)