Николай ЮРЛОВ (generalporuchik) wrote,
Николай ЮРЛОВ
generalporuchik

Павлов на час

Полководец, который не справился с войсковым управлением

Случай в истории войн и военного искусства беспрецедентный — чтобы командующий фронтом занимал столь высокий пост всего лишь считанные дни.



Уже 25 июня 1941 года немецкая танковая колонна из группы генерала Гудериана подошла на пятьдесят километров к Минску и завязала бои за город. Несмотря на критическую обстановку, командующий Западным фронтом генерал армии Дмитрий Павлов был полон решимости противостоять стремительно надвигающемуся противнику. Храбрости генералу, ставшему Героем Советского Союза за умелые действия механизированной бригады в Испании (там он воевал под псевдонимом «Де Пабло»), было не занимать. Но для полководца этих качеств явно не хватало, о чём свидетельствовал классический завет великого Суворова: «Рядовому — храбрость, офицеру — неустрашимость, генералу — мужество». Мужество как синоним мудрости и профессионализма, не иначе.

Павлов стал командующим Западным особым военным округом в канун Великой Отечественной, но опыта руководства крупными соединениями не имел, а ведь именно против Западного фронта и был сосредоточен главный удар вермахта. Более того, на этом направлении как наиболее кратчайшем пути в Москву отрабатывалась излюблённая тактика «блицкрига»: танковые прорывы в тыл противника во взаимодействии с авиацией и моторизованными пехотными дивизиями.

Непосредственный опыт глубоких операций был изучен немцами, как это ни покажется странным, у военачальников Красной Армии. Блистательный пример разгрома японских самураев под Халхин-Голом, где проявились военные дарования Георгия Жукова, изучался не только в академиях РККА. Но военная мысль накануне Великой Отечественной у нас была под влиянием идеологии, и командный состав воспитывался на доктрине наступления: «бить врага на чужой территории». Не все полководцы даже и осознавали, что это может быть хорошо только в идеале, действительность безжалостно развеивала иллюзии. Павлов — один из первых, кто за них поплатился. На войне случается всякое, иногда приходится ещё и отступать, и требуется в совершенстве знать и уметь, как это нужно делать с меньшим уроном.

Уже 30 июня 1941 года генерал-полковника Павлова по решению ГКО отстранили от командования и вызвали в Москву. Ровно через месяц после войны он предстал перед трибуналом, где был обвинён в халатности, трусости и развале управления войсками. По мнению Ставки, это и привело к одной из страшных катастроф 41-го — окружению армий Западного фронта. Генерал-полковник Дмитрий Павлов, его начальник штаба генерал-майор Владимир Климовских, а также ряд других генералов по приговору военного трибунала были расстреляны. Насколько обоснованны были эти репрессивные меры к военачальникам, которых после смерти Сталина реабилитировали за отсутствием состава преступления? Ответить на этот вопрос несложно, если проанализировать, как на самом деле Павлов и его штаб руководил войсками. Запоздалый приказ командующего ушёл в штабы только в 5 часов 25 минут, при этом сам текст выглядел довольно-таки странно: «Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых действий приказываю поднять войска и действовать по-боевому».

«По-боевому» уже не получалось, потому как драгоценное время штабисты упустили, и приказы не только не соответствовали реалиям, но и уходили в никуда: связь с 3-й армией была утеряна вообще. В итоге вверенные Павлову подразделения (четыре общевойсковых армии, три стрелковых, два механизированных и один воздушно-десантный корпус) действовали на свой страх и риск. Этим объясняется и то обстоятельство, что командование 4-й армии бросило на произвол расквартированные в Брестской крепости две стрелковые дивизии, которые должны были выдвигаться на исходные позиции и вступать в бой с неприятелем в поле, а не сидеть в казематах. Но выйти из цитадели полностью и без потерь в личном составе они не смогли, поскольку в ней были только одни ворота, да и те находились под обстрелом.

Радисты взывали штаб армии, открытым текстом вещая в эфир: «Я крепость, я крепость, веду бой!», но их никто не слышал. Что касается проводной связи, то её защитников крепости лишили многочисленные отряды диверсантов. Оказавшись в каменной ловушке, красноармейцы дрались до последнего, являя образцы героизма.

Лето 1941 года стало сезоном серийных окружений частей и соединений кадровой Красной Армии. Страшная цифра: только за первый месяц войны погибло и попало в плен около миллиона человек.

Картина художника Иван ХИВРЕНКО «Неравный бой»
Tags: Дневник
Subscribe

  • Точно орденская лента

    (Фенологическое) Теплынь в сибирских краях — какая только летом случается, и первыми на неё среагировали бабочки крапивницы. Одна из них…

  • Цукер-дуля

    (Дневниковое) В первых числах февраля на Ивановском рынке я видел, как мужик заталкивал в багажник иномарки мешок сахара. «Надо же, какой…

  • Культовый папа

    (Лев Захарович как создатель пиара) Многие нынче говорят про эпоху культа, а что мы о ней знаем? Не слишком-то много, по крайней мере, вряд ли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments