Николай ЮРЛОВ (generalporuchik) wrote,
Николай ЮРЛОВ
generalporuchik

По следам Акинфия Демидова

Небольшое ретроспективное путешествие из зимы в лето



Старые записи, которые я сделал давным-давно, сплавляясь по Чусовой, попались мне на глаза, когда на днях начал просматривать архив. Есть, видимо, кроме простой рекреации, которая необходима даже трудоголику, определённая польза от «многоуровневых» каникулярных дней, подаренных разночинному народу отнюдь не безразличными к его чаяниям думцами.

Помнится, итогом того 230-километрового перехода по уральской реке стали мои трудовые кружки на ладонях да честно заработанный значок «Турист СССР». Стрелка компаса, обозначенная на нём, — чем не «плоскодонка»? В который раз её крутит на быстрой воде, вновь замирает она, накрепко фиксируя своё положение на сланцевых шероховатостях то равнинной, то горной реки…

«Чус-ва» с коми-пермяцкого — «быстрая вода». На тихих заводях, плёсах, где нужно было грести да грести, на шумных перекатах, обнажавших большие и малые валуны, на подходе к долгожданным стоянкам неустанно шлёпали по этой «быстрой воде» вечные наши работяги — вёсла. Впрочем, «шлёпали» только в первые дни.

К середине пути строгую тишину реки нарушал лишь однозвучный их писк. Берега, то пёстрые от цветов, ровные, слева и справа — равнина, то одетые скромно, в леса, с успехом выдавали его за полдневное стрекотание кузнечика. И невозможно было отличить, кто и где поёт: лодка ли с несмазанными вёслами в уключинах или же берега, сокрывшие в душистом разнотравье тысячи солистов.

След в след, наседая друг другу на корму, или, напротив, сильно растянувшись, оставляя на заводях единственный ориентир — вспененные пузыри, которые сорили на чистой глади, точно подхваченные ветром одуванчики, плыли вниз по течению все семь лодок нашего заплыва.

Но, утомляя на вёслах, река щедро дарила взамен целую коллекцию дивных горообразований. Боярин, Афонины Брови, Ростун, Писаный — эскадра скалистых кораблей с бесчисленным множеством сосновых, еловых и пихтовых мачт навечно бросила якорь по берегам, соорудив здесь галерею чудес каменного Урала.

Достопримечательности слева, достопримечательности справа, «достопримечательности» под водой. В неожиданно узких поворотах с быстрым и говорливым на редкость течением нам хотелось «послать их по адресу». Во всяком случае, в песне о перекатах, которую в завершение маршрута все знали наизусть, мы страстно того хотели — чтобы дно у Чусовой было чистым и прохудившуюся лодку не заносило на очередной водный «бугорок».

Грусть по большой воде витала в атмосфере двух заключительных днёвок у небольшой деревни Верхняя Ослянка. Не согревал уютный костёр, не сушились возле него мокрые от дождя палатки и даже спальники — в голове неотвязно сидел грустный куплет прощальной песни:

К пустой воде я на утро выйду,
А завтра лето кончится,
И подавать я не стану виду,
Что уезжать не хочется…


Вода действительно была «пустой», её больше не вспарывали струги нашей флотилии, и лето тоже подходило к концу, но почему-то в каждом из нас крепко сидела надежда, что оно не кончается.

На фото Сергея Прокудина-Горского: Чусовая, Верхний Георгиевский камень, 1912 год
Tags: Дневник
Subscribe

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…