Николай ЮРЛОВ (generalporuchik) wrote,
Николай ЮРЛОВ
generalporuchik

Category:

Белые медведи: такая трудная сказка!

Величавые артисты «Северного сияния», освоив в совершенстве воздушные трюки, встали на коньки

Аттракцион "Северное сияние"

— Смольный слушает! — шокируя на другом конце провода абонентов и явно в расчёте на СМИшного гостя, прокричал постоялец люксового номера гостиницы «Цирк».

«Ну и шуточки у моего героя», — подумал я, но сделал-таки поправку на артистическое имя.

Что поделаешь, цирковая знаменитость, покорившая зрителей на нескольких континентах, ей позволительно многое…
Именно так свыше тридцати назад началось моё знакомство с руководителем аттракциона «Северное сияние» Александром Денисенко, который прибыл в Сибирь вместе со своей труппой — белыми медведями.

Просматриваю свой архив и пробую совершить небольшое путешествие в прошлое, мало что меняя в газетном репортаже той поры.

По шапке чуть не дали

Вот уж не предполагал, что кроличья ушанка может показаться столь интересной и своё любопытство обитатель зверинца проявит весьма «деликатно» — едва не выбьет шапку из моих рук. Васёк, как зовут белого красавца, даже забыл о предстоящей трапезе. И хотя с клыков, что называется, слюнки текут, а все четыре лапы в ожидании съестного минутой раньше шли в пляс, сотрясая массивную, на колёсиках клетку, упитанный артист взор свой обратил именно на пушистый предмет. Всем пожертвуешь ради охоты!

С дрессировщиком Александром Денисенко я оказался за кулисами в самый интересный момент — шла кормёжка. А перед обедом все восемь белых медведей искупались, причём и здесь не обошлось без шалости — в тесном водоёме кто-то из них порезвился и … «слегка» задел своего сородича лапой. В итоге — шум, гвалт.

Пришлось Александру Николаевичу стучать по стенкам бассейна молотком: разом, как ни в чём не бывало, вынырнули невинные морды, отфыркиваясь и отрицая недисциплинированность.

И вот, пожалуйста, медвежий «стол» уставлен яствами. В солидной по размеру посуде чего только нет. Фаршированное мясо, рыба, желтеют глазки сырых яиц, а сверху эта всякая всячина полита ещё и рыбьим жиром. Не отказываются животные и от моркови, яблок и с готовностью выполнят за сладости любой, даже самый сложный трюк.

Приготовление пищи идёт у медведей на виду, и всё же они на редкость терпеливы, лишь пританцовывают, полутонным весом как бы «трамбуя», пробуя на прочность настил. Или же борются с гиподинамией, на которую их обрёк человек, любитель красивых зрелищ и развлечений?

Глядишь на все эти странные движения, и трудно как-то представить медведей за работой, когда они выполняют задуманный номер. Там, на арене, они до предела «очеловечены», живут важными событиями: ждут в гости на Северный полюс гималайских сородичей, а по случаю приезда устраивают всамделишный фестиваль — с песней, танцами, медвежьими шутками.

Громкоголосая солистка ансамбля неплохо «поёт», а Чебурашка, единственный в этой компании бурый косолапый, дирижирует полярным оркестром. А в нём, как водится, и струнные, и ударные, и даже саксофон.

— Что, и в него дуют? — удивлённо спрашиваю у дрессировщика.

Денисенко подтверждает: ещё как! Освоить этот духовой инструмент помогла хитрость: в трубу стали заливать сгущёнку, и тогда музыкант «попался», стал дудеть даже больше, чем требовалось…

Хозяин Арктики под куполом цирка

Но в любом случае медведи играют людей: то умниц, рассудительных, то недотёп, простофиль. Этот нарочитый антропоморфизм, наделение зверей человечьими качествами, как, в общем-то, и нужно в хорошей сказке, не несёт в себе и малейшего напоминания на собственно медвежью породу. Хозяин Арктики коварен, и вряд ли кто из зверей может сравниться с ним по силе своей: удар одной лапой валит наземь полуторатонного моржа.

А выходят артисты на арену, и характер, суровый и строптивый, разом исчезает. Делают всё отнюдь не из-под палки, с враждебным оскалом, а ненавязчиво, от «души». Дрессировщика, который бы непосредственно подгонял стеком, вроде бы и не существует. Александр — как тот добрый волшебник, с него и его жены Валентины лишь начинается представление-рассказ.

Идёт аттракцион с 1974 года, и каждый выход, каждый трюк и горячие аплодисменты в качестве награды — это ещё одно подтверждение успеха уникального в дрессуре эксперимента. Даже знаменитый «Медвежий цирк» народного артиста СССР Валентина Филатова, объехавший полмира, не знал подобных номеров, да и сам маститый укротитель, изучивший в совершенстве способности косолапых, не очень-то верил в северных мишек.

Белый медведь, как считали раньше, не годится для цирковой работы: шея толще головы, ошейник с трудом удерживается, намордник на клинообразную голову не наденешь. Сам неуклюж, огромен, в воздух такого — подними!

Случай не представил возможности Денисенко вновь выйти на манеж в качестве воздушного гимнаста. Лёгкая травма руки предопределила его дальнейшую судьбу. Тогда Александр Николаевич из всех вариантов выбрал дрессуру, а в ней — работу среди белых медведей. Так у потомственного циркача в его столичной квартире появились трёхмесячные малыши.

Прежняя профессия в новом деле тоже пригодилась, и удалось, казалось бы, невозможное — белый медведь всё же поднялся в воздух, научился ходить по стальному канату. Нелегко дались эти сложнейшие трюки: дрессировщику не счесть «царапин» от своих подопечных. Падала, ломала челюсть Шуба — самый крупный в аттракционе медведь, приходилось искать ей замену, и всё же освоен номер! Белый гимнаст на большой высоте держит трапецию, а на ней крутится Кукла — его гималайский брат.

Такого в истории цирка ещё не было, и можно смело утверждать: номера, разработанные Александром и Валентиной Денисенко, — единственный в своём роде аттракцион, совершенно по-иному представляющий нам властелина сурового Севера.

В соответствии с эволюцией

Эта фотографию с рабочей сценой на манеже я случайно нашёл в новостной ленте. Оказывается, не кануло в Лету «Северное сияние», скоро представлению исполнится, страшно подумать, сорок лет. Фамильную эстафету продолжает Юлия — младшая Денисенко, которая в полном соответствии с эволюцией двинулась дальше родителей. Под началом дочери белые медведи встали на коньки и по-прежнему путешествуют по белу свету.

Осенью, к примеру, величественные фигуристы были в «матери городов русских» — украинском Киеве. Артистические звери, призванные служить людям, точно пытаются собрать воедино народы великой страны, но у белых медведей без посторонней помощи этот трюк никак не получается.


Tags: Мои герои
Subscribe

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…