Николай ЮРЛОВ (generalporuchik) wrote,
Николай ЮРЛОВ
generalporuchik

Змий над городом

А так ли безобидна «Чаша Гиппократа»?

Этих людей на мобильном кране я застал за сакраментальной деятельностью — они приклеивали буквы к фасаду Красноярского государственного медицинского университета им. профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого. Но, судя по свободной площади на фронтоне, мирское имя знаменитого хирурга, здесь так и не появится.

Змий над городом Фото Николай Юрлов

Зато будет парить над стеклянным куполом, а заодно и над городом (место бойкое, высоченное), металлический змий. Как угодно его назовите — «Чашей Гиппократа», исторической медицинской эмблемой, суть вряд ли изменится: змий есть змий. Не столько символ мудрости («будьте мудры, как змеи»), сколько хрестоматийный синоним искушения.

«Музей под куполом»

И вот уже вознёсся над Енисеем этот пресмыкающийся, теперь он стал такой же достопримечательностью, как и основатель Красного Яра, воевода Андрей Дубенский, бронзовая фигура которого с указующей вдаль рукой находится буквально в нескольких шагах.

Представляю, какой шум поднимут чиновники, если им инкриминировать действия, прямо противоположные усилиям Русской Православной церкви и фонда Андрея Первозванного. Минувшей осенью с самого Афона в Красноярск был доставлен пояс Богородицы: самолёт со святыней на подходе к аэропорту намеренно сделал круг, взяв славный град под защиту от напастей, природных катаклизмов и техногенных катастроф.

Увы, нельзя нам, оказывается, застраховаться от главной беды — тех ретивых голов, у кого, по меткому определению императора Николая Первого, «усердие преобладает над разумом». (Именно поэтому русский царь и не предлагал таковых во власть, изгоняя оттуда батогом).

Найдутся буквоеды и сразу же перейдут в атаку: мол, эмблема с пресловутым змием уже существовала в Российской империи. Был и впрямь в дореволюционном прошлом серебряный нагрудный знак «Доктор медицины», где на гербе с двуглавым орлом сквозь дубовые листья выползали два голубых эмалевых змия и склоняли головы в эмалевую чашу такого же цвета. Позже, в двадцатых годах прошлого столетия, Реввоенсовет узаконил «Чашу Гиппократа» как эмблему военно-медицинских войск, и без «демона революции» Льва Троцкого, создавшего Красную армию по своему образу и подобию, конечно, тут не обошлось.

Но ведь это же несопоставимые вещи — символика военно-медицинского мундира и архитектурная деталь, которая будет доминировать над городом в силу его ландшафтных особенностей!

Бывший мэр города и нынешний успешный думец не принял этого во внимание и собственноручно завизировал проект «Музея под куполом» — так называется архитектурное новшество медиков. На этом документе, выставленном ко всеобщему обозрению на сайте вуза, отчётливо видна пресловутая «чаша» со змием и его раздвоенным жалом. Хорошо просматривается и надпись на фронтоне, где «альма-матер» врачей ещё в статусе академии.

Всего-то два года минуло с тех пор, а сколько воды утекло. Студенты, поступавшие в академию, теперь получают диплом уже медицинского университета. Солидно звучит! Сибирь, как и вся Россия, спешит быстрее разделаться с остатками классического высшего образования, всё ощутимее роняя былое его достоинство. Теперь сплошь и рядом тиражируются университеты, которые в качественном плане и в первоначальном значении этого слова не имеют к нему ни малейшего отношения.

Более того, эффектный каркас из стекла венчает главный корпус, где находится и храм, носящий имя архиепископа-хирурга Луки — он, как известно, приравнен Церковью к лику святых. В который уже раз Красноярск оказывается «впереди планеты всей» — православный храм размещается под куполом, над которым кричит на всю округу эмблема с коварным змием.

Всё это происходит не где-нибудь в операционной тиши, куда посторонним вход строго воспрещён, — стройка вершится у города на виду, но я ещё не слышал публичной оценки архитектурных «новаций» вуза, который решил выделиться на глазах у всех.

А где же лик Ангела?

Разумеется, ещё четверть века назад даже самый захудалый градостроительный совет не позволил бы подобные эксперименты, и в лучшем случае зодчие завершили бы купол традиционным шпилем со звездой — орлы-то были под запретом. Либерализация всего и вся высвободила в людях желания и инстинкты, поставив почти все профессии на уши, где последнее слово говорит малоподготовленный заказчик.

Он не слышит ни историков, ни литераторов, ни богословов. Он мало чем отличается от нашей праматери Евы — его всегда будет смущать лукавый, нашёптывая только то, что пойдёт во вред нравственному здоровью человека.
Может быть, миллионный город украсил бы лик Ангела, настоящего Ангела-хранителя, но я, кажется, размечтался — это скорее из области ненаучной фантастики и не про сибиряков писано.
Tags: Рекогносцировка
Subscribe

  • Мелодия

    Последнее звучание осени Пёстрый лист. Красный шиповник. Искры обклёванной калины в серых кустах. Жёлтая хвойная опадь с лиственниц. Чёрная,…

  • Виктор АСТАФЬЕВ: «Стоящая надпись»

    Историю не объегорить! На памятнике Сталину, долго валявшемуся в Курейке до того, как его тросом стянули в Енисей, среди многих надписей,…

  • В дружном шелесте лета

    Картина мастера, написанная одним предложением Стояла та бессолнечная, знобящая майская пора, проникнутая настороженной тишиной, как пред началом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Мелодия

    Последнее звучание осени Пёстрый лист. Красный шиповник. Искры обклёванной калины в серых кустах. Жёлтая хвойная опадь с лиственниц. Чёрная,…

  • Виктор АСТАФЬЕВ: «Стоящая надпись»

    Историю не объегорить! На памятнике Сталину, долго валявшемуся в Курейке до того, как его тросом стянули в Енисей, среди многих надписей,…

  • В дружном шелесте лета

    Картина мастера, написанная одним предложением Стояла та бессолнечная, знобящая майская пора, проникнутая настороженной тишиной, как пред началом…