Николай ЮРЛОВ (generalporuchik) wrote,
Николай ЮРЛОВ
generalporuchik

Categories:

Антон Керсновский. Не в унисон с юбилем

Русский историк о роковых ошибках, о том, почему Наполеон не отдал шпагу атаману Платову

В жизни, оказывается, всё возможно, когда есть на то «Господня воля». Никому не известный белый эмигрант, один из самых юных участников Добровольческой армии генерала Деникина и его тёзка — Антон Керсновский (1907-1944) вошёл в литературу как блестящий автор трудов по отечественной военной истории.

Полковое знамя Фото Николай Юрлов

Этот «высокоодарённый литературный труженик» и ночной разносчик почтовой корреспонденции в Париже буквально перевернул все представления профессионалов и доказал, каким увлекательным и глубоким может быть сугубо специальное военное исследование.

Вот уж кто действительно «академиев не кончал», вообще не получил профильного образования, зато в своей четырёхтомной работе «История Русской армии» поднялся до вершин, какие и не снились академично-педантичным профессорам военного дела с большими в прошлом чинами. Он, безвременно ушедший из жизни от ран и застарелого туберкулёза, полученного во время Гражданской, сумел сделать многое, возможно, ещё и потому, что в исторических трудах утверждал «преобладание Духа перед материей».

Мне этот труд, особенно в свете 200-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года, видится просто феноменальным. Вот только некоторые цитаты из Керсновского:

«Бородинское сражение оказалось преждевременным. С ним поторопились на два месяца. Его следовало бы дать не в конце августа, а в конце октября, когда французская армия была в достаточной степени подточена изнутри. Имей Кутузов тогда в строю те десятки тысяч, что погибли бесцельно в Бородинском бою, будь жив Багратион — генеральное сражение было бы дано где-нибудь под Вязьмой, и тогда не ушёл бы ни один француз, а Наполеон отдал бы свою шпагу Платову…

Заграничный поход Русской армии от Тарутина на Париж — с Оки на Сену — неоднократно осуждался многими историками и публицистами, рассматривавшими его в свете тех несчастий, что причинила России впоследствии освобождённая ею тогда Германия.

Война Александра с Наполеоном была, конечно, роковой ошибкой. Хижина на острове Святой Елены для одного, подвал Ипатьевского дома в Екатеринбурге для правнучатого племянника другого явились результатом войны 1812, 1813 и 1814 годов — результатом в первом случае непосредственным, во втором — косвенным».

Прозорливость чрезвычайно молодого исследователя-самоучки можно оценить хотя бы по характеристике красного маршала, явно метившего в диктаторы. Причём, реплика из уст Керсновского, убеждённого русского монархиста, прозвучала ещё в 1933 году, когда имя экс-гвардейского подпоручика был на слуху, в том числе и за рубежом:

— Тухачевский? Ползает на брюхе перед Сталиным, поэтому Наполеоном ему не бывать, — ответил Антон Керсновский, уже приступая к своей объёмной работе «История Русской армии».

Исследователь работал над этим сочинением пять лет, адресуя его офицерам возрождённой Русской армии — как слушателям Императорской Николаевской военной академии, так и командирам строевым, и был незыблем в главном:

«Писать о подвигах прошлого не имеет смысла без твёрдой веры в подвиги будущего».
Tags: Русская история
Subscribe

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • За год до нашей эры...

    (Фотографическое) Ах, пандемия, пандемия!.. По современным снимкам уже можно определять, когда это было: до пандемии или после неё. Примерно так…

  • Лики столетий

    (Фотографическое) Маскароны — это лики столетий. Смотрят на нас свысока и отмечают для себя абсолютный факт: были войны и революции, и…

  • Свидетеля!

    ( Фотографическое) У одного хорошего писателя-француза натолкнулся на дивную мысль: героине, попавшей в Венецию, нужен свидетель очарования,…